.Сложно.
меня поражает, что люди воспринимают всерьез все, что я говорю. даже я не воспринимаю это всерьез.
привет, малыш.
знаешь, я взрослею.
я все чаще хохочу на уроках, оскалив зубы, что издалека (что не может не радовать) кажутся белоснежными, а вблизи кто их видел?
я вс хуже играю свою роль, я все больше живу поверхностно, я все хуже пишу, я все хуже чувствую.
я читаю быстрее и быстрее (хоть это не изменилось, слава богам!)
я перестала уставать и ищу работу, потому что мне перманентно нужны деньги, я все больше думаю о будущем, песни люмена не вызыаю во мне того трепета, и такого же трепета не вызывает взгляд незнакомца, а разговор с незнакомцем для меня - обычный серый будень, с обнаженным оскалом, с легким флиртом, с несуществующими же я говорю все реже, их нет для меня, я помирилась с врагами, но мне все равно, вот что! вот что. мне стал овсе равно;
я купила себе постер с очкариком по имени джон, и с гитарой в руках его, я планирую купить часы вместо моих виннипуховских, а те отправить на помойку (как видите, я перестала держаться за вещи, как пьяный еврей), я боюсь своего будущего, я все чаще говорю с отцом и все реже с матерью, для меня вся жизнь - моя улыбка, мой хохот в оскале - да, этим можно многого добиться; моя жизнь - в сползании по беленой стене, держась за рубашку яси, темы, кого там еще? я держусь и сползаю, от хохота, и они сползают,
я едко комментирую действия соседов, соседок, и соседние классы взрываются вместе с нами, какой позор! ира говорит - на тебя будут показывать пальцами, но мне все равно.
на вопрос об алгебре я хохочу заливисто, но невесело, потому что смерть от указки и двойки отменили в моей душе совсем недавно, и нервы еще трепещут.
я, правда, слушаю ту же музыку и все так же ненавижу себя за безвольность, а еще - главное изменилось.
я не схожусь с одним человеком; со всеми сошлась - с ним нет, и судьба, чертова судьба - ты, говорят, слудишь за мной - так будь добра, сведи меня с ним, ты же так любишь это имя и так любишь этот типаж, а, малышка? прошу, в полседний раз прошу, тебе жалко, верно, жалко меня опять бросать грудью на частокол да колючую проволоку.
я купила себе (представляете?) черную подводку, и также планирую карандаш для бровей, я безуспешно пытаюсь замаскировать следы бессонных ночей, страстных моментов, взбитых подушек - да куда мне? эх.
еще часть моей жизни скор осовсем сгниет и отпадет окончательно, я устала планировать дату, когда это произойдет, а отодрав эту корку, только рану разбережу, как всегда.
недавно сказала отцу - живу по философии "я бегу, следовательно, я существую". я бегу, убегаю, прибегаю - туда сюда обратно, но мне совсем неприятно (вот видите, как на меня действууют пошлые шуточки яси).
все, убежала, прощайте.